Библиотека

Метки:
 

Минцкер В. О жизни сельского приходского священника о.Александра Мальцева на переломе истории.

 
<<     Содержание     >>
 
На переломе истории
Но о. Александр увидел уже не прежнюю Погорельскую волость. В Сибири с апреля 1917 г. начинает устанавливаться Советская власть. В октябре - декабре 1917 г. она установилась в большинстве районов Сибири. В январе - ноябре 1918 г., так называемая, 1-я Советская власть была уже повсеместно, но она продержалась недолго. В ноябре 1918 г., после военного переворота, власть в Сибири взял адмирал Колчак.
В таёжных районах к северу от Транссибирской магистрали под руководством большевиков действовала партизанская армия, которая вела борьбу с колчаковцами.
Первая мировая война способствовала маргинализации сельского общества, а революция – появлению в деревне людей, прошедших в окопах и тыловых гарнизонах школу политической борьбы, безбожия и готовых к сокрушению прежних устоев жизни. Начавшаяся гражданская война усилила антирелигиозные настроения в деревне. Партизаны испытывали неприязнь к интеллигентным и авторитетным среди крестьян священнослужителям. При захвате селений они часто подвергали духовенство уничтожению, демонстративно показывали пренебрежение к православным святыням и помогали своим сторонникам в деревнях расправляться из личной неприязни с местными священниками [31].
Приходские священники, носители высокой культуры, стремились к нравственному и культурному развитию паствы. Но они находились на содержании верующих и оказались социально незащищённой категорией населения.
 
История сыграла злую шутку. Близкие Александра Мальцева во время Гражданской войны оказались на разных противоборствующих сторонах. Сын Руфин Мальцев и зять Николай Осипов были офицерами армии Колчака. Они участвовали в Великом сибирском ледяном походе колчаковской армии из Омска в Иркутск, во время которого Руфин, прапорщик отдельного конного дивизиона Отдельной Добровольческой стрелковой бригады, погиб [33]. Младшая дочь, Елена, и её муж, Григорий Бобылев, были партизанами Тасеевской советской республики. Зять, Григорий Бобылев, входил в руководство партизанской армии, был членом Канского уездного Ревкома. Сын Антонин был мобилизован в Красную армию. О. Александр был верен церковной присяге на верноподданство и не приветствовал отречение царя, был противником насилия и братоубийственной войны, его страшили ломка вековых устоев и вовлечение семьи в кровопролитную гражданскую войну.
 
Верховная власть Колчака не удержалась. В январе началось отступление колчаковской армии из Омска на Иркутск [34], а в феврале 1919 г. Колчак был смещён и расстрелян. В марте в Иркутск вошла 5-я Красная армия. С августа 1919 г. высшим органом власти стал Сибирский революционный комитет.
В 1919-20 гг. в Сибири устанавливается, так называемая, 2-я Советская власть [39]. С победой Советской власти членами первых комячеек, бывшими партизанами и милиционерами началось преследование «контрреволюционеров» – сельской интеллигенции, которое часто заканчивалось самосудом. Катится волна раскрывания «белогвардейских» заговоров [31]. Закрываются церкви. Преследуются, подвергаются репрессиям священнослужители и их семьи. Многие священники были мученически убиты. После октябрьского переворота и установления советской власти жизнь приходов и монастырей осложнилась, многие были закрыты. В результате уничтожения приходов, храмов, монастырей и самих священников по всей России происходит «бродяжничество» священников, церковнослужителей, монахов. О. Александр надеялся на непрочность и скорое падение нового государственного строя, он был за прекращение насилия и братоубийственной смуты. Особую тревогу вызывали гонения на церковь и веру, закрытие храмов и монастырей, реквизиция церковных ценностей, репрессии в отношении духовенства. Но о. Александр не участвовал в политических акциях, хотя был приверженцем вековых устоев России. Он оставался проповедником христианства, православия и гуманизма. О. Александр продолжает жить в с. Талая, но часто бывает в Канске у дочери Александры. Живя в богоборческое время у дочери, о. Александр приезжал в свой приход по праздникам и по вызову прихожан.
 
В 1920-21 гг. по Сибири катится волна крестьянских восстаний против советской власти. Крестьяне восстали против мобилизации в Красную армию и продразвёрстки, которая оставляла крестьян без хлеба. В вооружённом протесте приняли участие и партизаны, воевавшие против белогвардейских войск и чехословацкого корпуса в 1918-1919 гг.
Центром одного из таких восстаний [32] было село Зеледеево, что рядом с сёлами Талая и Погорельское. Пик восстания пришёлся на октябрь – ноябрь 1920 г. Конец повстанчества – 1922-25 гг. Район от Ачинска до Канска был зоной волнений и восстаний. Крестьяне отказывались выполнять продразвёрстку, прекратили отсыпку хлеба и доставку фуража и дров, отказывались от мобилизации в Красную армию, массово дезертировали из неё. Семьи дезертиров подвергались репрессиям.
Действовала повстанческая армия [31]. В ней насчитывалось до 500 штыков и 50 сабель. У повстанцев был штаб, лазарет с врачом и медсёстрами. Командный состав состоял из колчаковских офицеров. Кроме крестьян, в повстанческой армии было много дезертиров из отступавшей на Дальний Восток колчаковской армии – унтер-офицеров и солдат.
Ликвидация восстаний продолжалась до марта 1921 г. Мелкие отряды повстанцев ушли в тайгу и действовали до 1922 г.
 
В Сибири и Поволжье в 1920-21 гг. был массовый голод. Причиной голода была продразвёрстка. Для помощи голодающим бабушка и прадед сдали в эти годы драгоценности, оставшиеся от прабабушки Надежды в фонд голодающих.
 
Погорельские крестьяне тоже были вовлечены в восстание против мобилизации и продразвёрстки.
Выдержка из докладной записки [31,32] начальника политотделения Красноярского гарнизона в политотдел 5 армии Восточно-сибирского военного округа (орфография сохранена):
"...Красноярск, 6 декабря 1920 г. Вокруг ближайших к Красноярску сёл во время отступления колчаковской армии произошли решительные бои за обладание Красноярском, были разгромлены колчаковцы... Было оставлено много казённого и частного имущества, которое подверглось мародёрскому разграблению со стороны крестьянства… Этим положением не могла не воспользоваться контрреволюция… Местное кулачьё и спекулятивная часть населения начали организовываться и объединились на сходах... Контрреволюция не дремала, она вила свои… сети, развивая агитацию и провокацию… Контрреволюция имела в виду Минино - Зеледеево, как ядро, с которого должен начаться взрыв... имелось в виду поднять весь край...
...Одним из следующих сёл - после Минино и Зеледеево по своей реакционности является Погорельское. Будучи на тракте и первым крупным станком…, это село по своей истории отличается особой спекулятивностью и образцовым пьянством... здесь вы не увидите на поле более или менее внушительных засевов... Зато сплошь и рядом во дворах вы увидите косилку, железные грабли... Сельскохозяйственный инвентарь достался в результате разграбления вместе с колчаковцами населения Заманья после ухода оттуда паризанской армии... "Хлеборобы" эти представляют из себя довольно бдагодатную почву для контрреволюционной агитации... Всякая агитация революционная здесь только раздражает людей, создавая им препятствия устроить свои делишки... Сюда тоже направлены взоры контрреволюции, и ползут они по Енисейскому тракту, ...базируясь на кулацком элементе..."
 
В Погорельском у о. Александра происходит столкновение с бывшими прихожанами и представителями советской власти. Прадеда забивают до смерти. Бабушка рассказывала, что это произошло во время конфискации имущества и запасов зерна знакомых крестьян Погорелки. А прадед за этих раскулачиваемых крестьян, как истинный христианин и гуманист, заступился. И поплатился жизнью! О. Александр Мальцев – жертва Зеледеевского восстания.
 
У бабушки от отца остался большой серебряный наперсный крест, но он не сохранился. Бабушка обменяла его в 1943 г. на продукты для беременной дочери в магазине «Торгсин».
 
Не осталось ни одной фотографии прадеда. Я спрашивал бабушкиного брата, Антонина, почему не сохранили? Он ответил: «…такое время было, что приходилось скрывать своё происхождение от священника. Могли быть настолько серьёзные неприятности, что все фотографии и документы мы уничтожили. Ни фото, ни документов, указывающих на отца – священника, брата Руфина и твоего деда Николая - офицеров, не осталось ни у меня, ни у Петра, ни у Прокопия, ни у Алфея, ни у Лены, ни у твоей бабушки…» Но ведь и прабабушкиной фотографии не осталось. Много было переездов, и дети Мальцевы, уезжая из Погорелки на учёбу, не возвращались уже назад. Прадед часто менял казённые дома и всё имущество, книги, фото оставил и утерял при переездах.
 
И всё-таки история смерти прадеда имеет для меня какую-то тайну. Бабушка рассказывала о ней неохотно и скупо. Но, может быть, ей просто было больно вспоминать.
 
<<     Содержание     >>
 

Избранное

Пустыни

Информация

Новости