Библиотека

Метки:

Докучаев-Басков К. А. «Строкина пустыня» и ее чернецы. (Опыт исследования жизни монашествующих)

 
<<     Содержание     >>
 
<>
«Строкина пустыня» и по ныне «существует» (под другим названием), если только можно назвать существованием то, что едва-едва влачит остаток жалких и бесполезных дней своих... Она, выражаясь словами ее чернецов, «от города Каргополя (страны Олонецкой) состоит на другой стороне, подле Онеги реки» (на правом берегу), «и, вокруг земля лесом поросла и никакого жилья, кроме - при монастыре - скотного двора... в близости не имеется...» 1
Но прежде, чем начинать о начале пустыни, мы должны предварительно сказать о ее названии: почему мол прозвали ее «Строкиной - Строкинской»? И что это значит?!..
Первой грамоты, от времени основания описываемой обители, грамоты Новгородского архиепископа Макария (упоминаемой в «Истории Российской иерархии» 2, 7045 - 1537 до нас не сохранилось даже в списке; ее, по-видимому, не было в настоящем веке, так как не упоминается она в монастырских описях минувшего XVIII столетия; поэтому и неизвестно, как названа пустынь в сей грамоте... Грамота же Грозного, 7055 - 1547 г. прямо называет ее Васьяновой пустыней, Строкинской. В других монастырских актах следующих годов обитель называется Спасским монастырем, Строкинской пустыней (без прибавления Васьяновой), именно: льготной грамоте писцов Як. Сабурова, да Ив. Кутузова, 7063 - 1555 г.; отписях (росписках, получавшихся в уплате «дани» и проч.) 7081 - 1573 (января 5), 7085 - 1576 г. (ноября 3) и других; в описи обители, произведенной 25 мая 7089 - 1581 г., при игумене Дионисии; в начале XVII века писали еще Строкинской, но уже в 7106 - 1598 г. начали писать Строкиной... 3 В вкладной книге, заведенной в 7046 - 1538 г. название сего монастыря-пустыни начали вписывать только с 1581 г. и то не постоянно 4; раньше же названия обители вовсе не упоминали, а вписывая одни только вклады, поясняли - и то не всегда - что дал «к Спасу и к Рождеству пречистые» (то-то и то-то)... В XVII столетии название «Строкина, Васьянова», или «Васьянова Строкина пустыня» уже господствует во всех монастырских записях; и стоит оно вместе с «Спасским монастырем», кряду после оного, всегда неразлучно. Нельзя сего сказать о последующем времени... С началом XVIII века первые два названия начинают улетучиваться, появляясь редко (с 1716 по 1754 г. 5; уже с 1721 г. стали писать вместо «Васьянова-Строкина», «Каргопольский Спасский» или «Спасов», и наоборот; а с 1776 г. уже «Спасо-Каргопольский монастырь», каковое название утвердилось за ним до сего времени.
Итак название «Вассианова» означает, или по крайней мере, дает право предполагать, что описываемая обитель получила свое название от первого ее насельника, основателя инока Вассиана. Но почему ее назвали «Строкиной»?!.. - В отысканной нами черновой «исторической записке» (60-тых годов XIX века) имеется относительно сего одно только предположение, догадка... - «Пустынь Строкинская, что на болоте»! задумчиво говорит неизвестный составитель. «Не показывает ли это название - строка, черта, граница - что далее этой пустыни к северу в то время еще не было поселенцев - новгородских славян?» - Это предположение неизвестного составителя, как и объяснение его слова чудь («чуждый, чужой народ»), по нашему мнению, неверно... Не соглашаясь с сим (по той причине, что мы основание обители относим к XVI, а не к XIV веку, как неизвестный составитель «записки» на основании впрочем «Истории Российской иерархии»), с своей стороны предлагаем другое предположение: не названа ли пустынь по оводам? - Мелкая порода оводов, по местному и по ныне называемая стрёками, - строками, которыми так обильны летом наши болота, следовательно и описываемая обитель...
Время основания Строкиной пустыни в точности неизвестно; его можно определить только приблизительно и, опять-таки на одних предположениях... «История Российской иерархии» относит время основания обители к началу XIV века, т. е. «вскоре» будто бы «по просвещении страны сея христианскою верою», подкрепляя свое мнение событиями из жизни и кончины челменского пустынника, преподобного Кирилла (Каргопольского чудотворца), жившего будто бы в 14-м же столетии... Вот что говорит «история»: «Спасский... монастырь находится... на берегу р. Онеги, которая, протекая мимо монастыря сего, местоположение его делает приятным. Сею невинною приятностию, соединенною с некоторыми выгодами, пленившись инок Вассиан, избрал сие место для своего пребывания. Ревнуя спокойствию его жизни, окрестные обыватели «будто бы» начали приход к нему для соучаствования в оном, и мало по малу умножаясь, наконец составили на сем берегу реки Онеги братское общежительство (?), наименовав оное пустынею, а по имени основателя Вассиановою, к которому в последствии (?) времени придано еще название - Строкинская, что на болоте... К которому году отнести время основания сея Вассиановы пустыни, равно как и то, по какому случаю и откуда тот инок Вассиан сюда прибыл, чьим иждивением основал монастырь сей - того по причине часто случавшихся пожаров, истребивших с зданием и монастырскую архиву, - обстоятельно знать не можно. - Архиепископ новгородский Макарий в грамоте своей 7045, от Р. Х. 1537 г., обитель сию называет новою, пиша тако: «приходили ко мне из тоя новыя обители, пожалованные нами строители, старец Варлаам, да старец Тихон вагжанин» (?). Но из истории о пришествии Кирилла Челмогорского в недалеко отсюда отстоящую (за 50 верст) гору Челму, принадлежавшую обитавшему там грубому, ни законов общества, ни чувствий христианства не знавшему, - как видно из случившегося при том обстоятельства, - народу чуди, явствует, что обитель сия тогда была не совершенно новая. Ибо тогда еще в сем Спасо-Преображенском монастыре были игумены, из числа коих (как значится на реке преп. Кирилла) Иосиф 6876, от Р. Х. 1368 г. приходил к нему в Челмогорский монастырь (?) для его исповедания. Впрочем можно положить, что обитель сия основана вскоре по просвещении страны сея христианской верой в начале 14 по Р. Х. столетия. А что архиепископ новгородский Макарий 1-й обитель сию называет новой, то конечно не по времени ее основания, но в рассуждении ее после какого-либо несчастного случая обновления, и конечно для благопоспешества же в восстановлении и распространении ее в помощники бывшему тогда в сем монастыре игумену Евфимию Вагжанину (?) даны были от того архиепископа два строителя - Варлаам и Тихон» 6.
Рассмотрим эти доводы:
Нужно ли говорить, что составитель описания Строкиной передавал (в «Истории») причины основания - в большинстве - по своим собственным чувствам, а не по историческим данным... 7 Замечательно, что почти все основатели монастырей - по крайней мере большинство - были мастера выбирать для устройства обители места удобные, даже - красивые... В Строкиной же никаких приятностей и удобств (кроме выгод, в виде приношений от горожан) - быть не могло!.. Широкая (в 170 саж.), осенью бурливая, весной непроездная (по причине ледохода) - река; под ногами и кругом болото и дремучий, непроходимый лес, наполненный «строками» и хищными зверями - медведями, которые даже в 60-х годах 19-го столетия не стеснялись преспокойно кушать строкинских коровушек у монастырского гумна... - Затем - противоречия описателя: (в начале) то Вассиан избрал это место потому именно, что «пленился его невинною приятностию; (а далее), то: «по какому случаю... Вассиан и чьим иждивением основал монастырь сей - того знать неможно»... Нужно ли говорить, что через какие-нибудь три века назад, для постройки пустыни почти никакого «иждивения» не требовалось: почти каждый монах был в то же самое время и плотник: он строил себе келью, часовню, или даже храм - в несколько аршин длиной и шириной; образов требовалось немного: 1-3... иконостас заменяла деревянная заборка - вот и все!.. (Такие храмы мы видали!)... - Наконец, составитель представлял новгородского архиерея (при том Макария) уже таким простаком, который будто бы даже не был в состоянии отличить современной ему новой обители от обновленной (так он хотел!)... Дальше сего идти уже некуда!... Переходим к противоречащей себе же «Истории Российской иерархии»... (относительно времени жизни преп. Кирилла Челменского). Эта почтенная старушка в одном месте утверждала, что преп. Кирилл Челменский жил в XI, а в другом - в XIV веке... 8 - Которому из этих указаний верить?!.. Конечно нам, как патриотам, приятно бы видеть седую древность на своей родине! Обратимся, однако, к житию преподобного Кирилла Челменского. Из него усматривается, что сей пустынник родился будто бы в 1286 г.; поселился на горе Челме 30-ти лет, прожив на ней 52 года, умер якобы в 1368 г. 9. Но, из того жития видно: 1) что преподобный Кирилл имел брата - преп. Корнилия Комельского 10, жившего как известно, в 1455-1537 гг. 11; что первого, по истечении трехлетней его жизни на Челме, т. е. около 1497 г. посетил Корнилий 12; следовательно Кирилл (родился около 1464 г.), поселился сюда около 1494 г.; прожив на горе 52 года, умер, значит, около 1546 г. Таким образом получается разность почти в два века, именно: на 178 лет позже 13. 2) С этим выводом будет вполне согласно существование «града Каргополя, Спасовы, Строкины пустыни», а следовательно и ее игумена, хотя и не Иосифа... которая - как уже видно из помещенного в «Истор. Росс. иерарх.» отрывка грамоты архиепископа Макария, - с 1537 г. уже существовала... 3) Что же касается имени игумена - Иосиф - то должны сказать, что настоятеля с сим именем ни в каких письменных памятниках XVI и XVII веков Строкиной пустыни - не упоминается; в актах, быть может, потому, что не все - до нас сохранились; в синодиках, быть может, потому, что туда вносили только умерших в Строкиной настоятелей; выбывших же в другие монастыри (а тогдашние игумены из-за собственных выгод весьма любили самовольно менять настоятельство в монастырях) - в синодики не вносили (имя игумена Иосифа внесено в Строкинские синодики уже впоследствии, если не в начале 19-го, так не позже конца 18-го столетия)... - Но главное быть может потому, что и имя-то Иосиф в житии означено по ошибке, а следовало бы читать «Евфимий»?.. 4) Из записи чудес преп. Кирилла Челменского можно заключить, что житие его составлено во 2-й половине 17-го века, даже после 1674 г., по крайней мере, некоторые чудеса (наприм. чудо «о исцелении очей иеромонаха Макария» означено именно этим годом), следовательно составлено более 300 лет спустя после смерти сего пустынника, если допустить, что он действительно умер в 1368 г. В таком случае нельзя дать никакого вероятия тому, чтоб чрез триста лет можно было собрать, хотя какие бы то ни было сведения о жизни какого угодно подвижника... Через такой огромный промежуток времени едва ли и самое имя пустынника могло сохраниться в памяти народной, не говоря уже о подробностях его жизни!.. - 5) Существование в Каргопольском уезде (упоминаемой в «житии») языческой чуди в 1-й половине 16 века - ничего не представляет невероятного... (она в то же самое время существовала и в Новгородских пятинах! 14) Это доказывает составитель жития преп. Кирилла, описавший - как уже сказано выше, - во 2-й половине 17-го столетия: «в нынешняя же последняя лета, - говорил он, - в нашей северной стране, иже просия благочестием и христианским законоучением, не во многих же прежде летех бяше чудь и язык имяху свой; ныне же процвете в себе святыми угодники - преподобными отцы, иже житием своим и чудесы просияша в нас, яко звезды в небеси по различных градех, и островех морских» (намек на Соловецких), проходяще пустынное жительство» 15... - Если бы преп. Кирилл жил в XIV веке - не писал бы этих слов его жизнеописатель!
Итак на основании приведенных доводов нет никаких причин относить время водворения инока Вассиана на берегу реки Онеги (в Строкиной) ранее начала XVI века... - Близость Каргополя пусть не пугает пустыннолюбцев... - Тем более, что в последней четверти (1578 г.) сего же 16 столетия поселился на противоположном берегу той же реки, почти возле самого же города Каргополя (в 200 саж. от городского Горского храма), другой пустынник (вероятно, как и Вассиан, «некоторыми выгодами пленившись»), некто Иоанн, в иночестве Иона «Волосатый» 16, умерший в 1612 г., оставивший свое прозвище и основанной им пустыни 17. - Между тем «История Российской иерархии», - ничтоже сумняся, - относила основание и сей последней обители к XIV-же веку 18. - Все 34-летнее пребывание свое на горе Волосатый провел почти один; (из сожителей его известен только «старец Галасия» (Геласий, 1593 г.); и, замечательно, что никакого храма не устраивал... - То же можно предположить и относительно инока Вассиана... Ничем нельзя доказать, чтоб «ревнуя и спокойствию его жизни окрестные обыватели начали приходить к нему для соучаствования в оном и, мало по малу умножаясь, наконец составили на … берегу р. Онеги братское общежительство»... Если бы Вассиан желал устроить здесь обитель - повторяем - не выбрал бы такого низкого, неудобного для построек - места, хотя и это случалось с некоторыми основателями монастырей... «Некоторыми выгодами пленившись» - именно близостью города, следовательно удобством производить в нем сборы, Вассиан поселился на болоте один, приезжая, по временам, в «посад»; а то и сами посадские жители приплывали на лодочках к пустыннику с дарами своими... - Быть может при нем, быть может после его смерти, поселился в его келье другой чернец «инок Серапион». Во всяком случае «починок» этот носил уже освященное годами прозвище «пустыни» такого-то, - в данном случае «Вассиановой», - даже если келья первого насельника сгнивала, или от неосторожности второго жильца сгорала, или по уходе его место оставалось пустым... Но являлся новый, хотя бы минутный жилец, опять строил келью, ставил крест, а быть может и часовню... и «пустыня» принимала прежний вид 19... Так, - мы думаем, - было и с Строкиной пустыней до 1537 г. Трудно допустить, чтоб до сего года существовал здесь какой-либо благоустроенный монастырь, или что-либо похожее на монастырь! - «И общежительства не бе в стране той (каргопольской)» поется в службе преподобному Александру Ошевенскому, основавшему общежительную обитель около 1460 г., в 42 верстах от г. Каргополя. - Это еще доказывается и тем, что до 1547 г. не было за Строкиной ни одного клочка земли, она сама стояла (если только существовала) - так сказать - воровски, на государственном болоте; что записи в вкладную книгу начаты только с 1538 г., что, наконец, подтверждает отрывок грамоты новгородского архиепископа Макария - к сожалению до нас не сохранившийся, - который в 7045 - 1537 г., называл эту пустынь новой, выражаясь так: «приходили ко мне из тоя новыя обители пожалованные нами строители, старец Варлаам, да старец Тихон вагжанин» (?) 20. Но создателями обители считаются все-таки не они... В синодике монастырском читаем имена: «создателей обители: инока Вассиана, инока Серапиона» (думаем, создателей в вышеобъясненном смысле); затем уже: «игумена Евфимия» и проч. игуменов... - Говорить ли, что год кончины Вассиана, как и время пришествия его в Строкину, равно и подробности из его жизни - неизвестны.

Примечания:

1 Архив Каргопольского Спасского монастыря, кипа 1, 1716-1750 г.г.
2 Часть 4, стр. 345.
3 Грамота о деревни Мануиловской. Все прочие источники помещены в тексте.
4 Но полное название начали вносить только с 1582 г.: «Спаскаго монастыря; Строкинские пустыни» (июня 3); «Васьяновы» (июня 3); «Строкинской пустыни; Васьяновы» (6 декабря 1584 г.); «Васьяновы пустыни, Строкинской» (26 июня 1586 г.). За сим опять прекратили вносить полное название обители.
5 Вот эти немногие остатки древности! - «Строкина, Васьянова пустыня», указ 18 февраля 1716 г., (книга 1-я, л. 1). «Строкин монастырь», отпись в марте 1716 г., (кн. 1, л. 11); «Спасов-Строкин монастырь», отписи 26 марта 1717 г.; 1 апреля 1718 г.; декабря 21, 1719 г. (кн. 1-я). - «Строкина пустыня», указы 28 июня 1725 г. (книг. 1, л. 28, 46); 8 ноября 1738 г. (кн. 1, л. 245); 10 марта 1740 г. (кн. 1, л. 127); 7 апреля 1741 г. (кн. 1, л. 246); 26 ноября и 30 декабря 1743 г. (кн. 1, л. 130); - 25 августа 1750 г. (кн. 4, л. 33). - «Спаская, Строкина пустыня», 18 января 1731 г. (кн. 1, л. 74, 121); 4 сентября 1743 г.; 18 октября 1750 г. (кн. 1, л. 160); 29 сентября 1750 г.; 2 июля 1751 г. (кн. 4, л. 34); - 17 августа 1754 г. (кн. 1, л. 189); - «Строкина», 10 февраля 1731 г. (кн. 1, л. 75); «Вастьянова, Строкина пуст.», 13 января 1732 г. (кн. 1, л. 79); «Вастьянова, Строкинская», 13 января 1732 г. (кн. 4, л. 21). - «Строкина пустыня» (без прибавления «Спасская»), 14 ноября 1737 г. (кн. 1, л. 94, в архиве описываемой обители).
6 «Ист. Рос. иер.» ч. 4, стр. 344-346.
7 Здесь считаем уместным ответить на вопрос: кто составил описание Строкинской пустыни, помещенное на 344-354 стр., 4-й ч. «Истор. Росс. иерархии», изд. 1812 г.? - По нашему мнению его составил бывший учитель Каргопольского духовного училища, 23-летний молодой человек, Василий Федоров. Шегринский, еще в 1807 г., первоначально представив митрополиту, а затем писал составителю «Ист. Росс. иерархии»... В архиве Строкиной пустыни имеется указ Новгородской духовн. консистории, от 19 июля, 1809 г., за № 5182, в коем говорится: «... Резолюциею... Амвросия митрополита новгородского... последовавшею сего 1809 г., марта 8 дня на письменной книжке, под названием: «Описание Спасо-Каргопольского монастыря», учиненное генваря 1-го (?) дня 1808 г. Каргопольского духовного училища 2-го класса учителем Васильем Федоровым Шегринским, - велено: отослать в монастырь в подлиннике для хранения в ризнице, со внесением в опись. - Подлинник однако, до нас не сохранился! Список с него, или с «Истор. Росс. иерар.», писанный уставом бывшим постриженником, потом строителем Васьяновской пустыни Аврамием, мы видели, читали в 60-х годах, которого в 1874-1875 г.г. уже не было. - Составитель описания Строкиной желал принять в ней даже иночество, с оставлением, впрочем, при нем учительской должности (указ от 7 апреля 1809 г., за №1173, книга 1-я, за 19-е столетие, лист 233), но так как он тогда не достиг еще установленных для сего 30-ти лет, - ему было только 24 года, - то в пострижении ему и отказали (ук. от 14 мая, 1809 г., за №2505, кн. 1, л. 238). Впоследствии этот молодой, честолюбивый искатель монашества кажется охладел к нему, и чуть ли не женился, произведя потомство!.. - Во всяком случае прозвище «Шегринский», нам случалось слыхать в жизни (быть может родственник или «однофамилец» с составителем «описания Спасо-Каргопольского монастыря»)... и даже видеть намогильную надпись на Каргопольском кладбище...
8 Сравните стр. 654, 3-й ч. «Ист. Росс. иер.» с 346 стр. 4-й ее части. - Выписка из последней только что нами приведена в тексте; в 3-й же ч. говорится: «Челмогорская или Челменская мужская упраздненная пустынь... основана преподобным Кириллом, в конце II-го (?) века представившимся»... Мудрый Эдип разреши эту задачу!... И вот, основываясь на таких противоречивых источниках, ученый муж, м. Макарий расписался: в «Олонецком крае в XI веке, в 43 (?) верстах от Каргополя - Челмогорский (монастырь), основанный преп. Кириллом». («Истор. русск. церкви» т. 2 стр. 100; Спб. 1868 г.).
9 См. наше исследование: «Подвижники и монастыри крайнего севера», отдельная книжка: «Челменский пустынник, преподобный чудотворец Кирилл», Спб. 1889 г., стр. 9, 10, 21.
10 Там же, стр. 11.
11 «Истор. Росс. иер.» ч. 4, стр. 651-654.
12 См. «Житие преп. Кирилла», стр. 11.
13 Против означенных в «житии» лет.
14 См. грамоты новгородских архиепископов: Макария, 25 марта 1534 г. и Феодосия (1549-1551 г.г.) в Дополн. в акт. историч., т. 1, №№ 23 и 45.
15 См. наше исследование: «...Челменский пустынник», стр. 15.
16 «Путешествие академика Озерецковского по Ладожскому и Онежскому озерам», (изд. 1812 г.).
17 См. мое исследование: «... Монастыри крайнего севера», отдельная книжка: «Пустынь Иоанна Волосатого», Спб., 1890 г., стр. 1-3.
18 Часть 4, стр. 354.
19 «Челменский пустынник»... стр. 10, 22.
20 «Ист. Росс. иер.», ч. 4, стр. 345.
 
<<     Содержание     >>
 

Информация

Новости