Библиотека

Метки:

Житие преподобных отец Геннадия и Никифора Важеозерских чудотворцев (В связи с историей Задненикифоровской пустыни в Олонецкой губернии)

Истинно говорю вам, что многие прийдут с востока и запада, и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в царстве небесном (Мф. 8, 10-11). Так говорит Господь наш Иисус Христос. И как истинны Его слова! С распространением христианства по вселенной, со всех концов земли стали появляться Святые Угодники Божии - истинные дети Авраама по духу, по вере в Бога и по своим добрым делам. И кто может достойно раскрыть и описать их число, неизмеримое, подобно песку морскому, их жизнь равноангельскую, их подвиги, поражающие ум и трогающие сердце, двигающие волю? Одни из них скрывались в вертепах и пустынях, в тиши работая Богу и созидая свое спасение, другие дерзновенно переплывали моря и покоряли Христу царства; одни, будучи пастырями, совершали бескровную жертву и, питая ею верующих, вводили их в жизнь вечную; другие, быв измолоты, подобно пшенице, в мучениях за Господа, сами обращались в чистые жертвенные хлебы, сами возносились в качестве чистой и приятной Богу жертвы. И теперь все они как звезды небесные сияют в царстве Отца их, служа нам образцом для подражания, примером для назидания, учителями в вере и в жизни, молитвенниками о спасении нашем.
К таким именно угодникам Божиим бесспорно принадлежат и русские Важеозерские чудотворцы - преподобные Геннадий и Никифор, о которых предлежит нам слово.
Преподобный Геннадий был сын благочестивых и состоятельных родителей. Но от младенчества возлюбив более Христа, чем сладость этой временной жизни, он по достижении совершеннолетия роздал свое имение нищим и отправился к преподобному Александру Свирскому, тогда еще одиноко подвизавшемуся на реке Свири. Долго не соглашался преподобный нарушить свое уединение, но неотступные мольбы пришедшего юноши наконец склонили его: Геннадий был принят Александром и оставлен при нем в качестве ученика и сподвижника. В течение нескольких лет жизни при великом авве Геннадий заявил себя такими дивными подвигами труда, бдения, послушания и поста, что преп. Александр нашел полезным благословить Геннадия на отдельное уединенное подвижничество. Тяжело было ученику расставаться со своим любимым учителем, но внутреннее стремление отдаться наедине еще большим подвигам одержало верх над сердечной привязанностью. Геннадий удалился на Важ озеро (в 12 верстах от местопребывания преп. Александра), устроил себе здесь на берегу келию-пещеру и почти все время прожил одиноким отшельником. Молва о его добродетельной жизни распространилась по окрестности и к нему приходили ученики, желая подвизаться под его руководством; но он, любя безмолвие, никого не принимал к себе, смиренно возражая приходившим, что не может руководить другими, так как и сам еще нуждается в руководстве. Только под конец своей жизни он позволил поселиться подле себя двум-трем ученикам для безмолвной молитвы. Господь Бог внял молитвам святого Отца и возлюбил самое место его подвигов. Пред кончиной своей преподобный удостоился дара прозрения и предсказал своим ученикам, что на месте том будет построен храм и киновия1. Скончался преподобный Геннадий 8-го января2 около 1516 года (год смерти в точности неизвестен).
Святой Геннадий, освятивший своими молитвами берега Важ-озера, почти всю жизнь свою провел отшельником. Поэтому честь основания на Важ-озере монастыря принадлежит другому святому отцу - Никифору, от которого и самый монастырь получил название Никифоровского, или Задне-Никифоровской пустыни.
Преподобный Никифор родился в Олонецкой области в Важеском погосте, близ реки Свири, верстах в 50 от города Олонца. О детстве и юности его сведений не сохранилось до нас; известно только, что он происходил из благочестивой крестьянской семьи, которая старалась прежде всего научить ребенка страху Божию и благочестию. Неудивительно, что придя в возраст, он почувствовал склонность к монашеской жизни. Все блага и удовольствия мира сего вменив ни во что, он стал стремиться духом к благам вечным, к удовольствиям непреходящим; пожелал лучше служить Господу Богу, чем людям. И вот, памятуя слова Господа, сказавшего: кто любит отца или мать более нежели Меня, недостоин Меня, и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот недостоин Меня (Мф. 10, 37-38), юноша Никифор оставил родительскую семью и сотоварищей и пошел искать монастыря, куда бы поступить ему. В это время в той местности была основана уже преподобным Александром Свирским обитель в честь Живоначальной Троицы. Сюда то и прибыл, по внушению Божию, преп. Никифор (около 1510 года) и стал просить преп. Александра принять его в свою обитель и поруководствовать в монашеской жизни. Старец благословил его и с радостью принял к себе, вероятно провидя в нем будущего славного наставника монахов.
В обители преп. Никифор ревностно посвятил себя бдению и трудам. В храм Божий являлся первым, а оставлял его последним; монастырские службы проходил с достойным удивления смирением и незлобием. Не довольствуясь постом и бдением, он изнурял себя еще тяжкими веригами, которые носил на голом теле. Видя таковую добродетель и подвиги преподобного, братия прославляли Бога, а игумен - старец Александр - весьма полюбил его. Но преподобный Никифор, будучи скромен и не желая приобретать славы от людей, стал тяготиться своим положением в монастыре и помышлял, как бы ему удалиться в уединенное место, чтобы в тиши беспрепятственнее работать Богу. И вот в одно время он приходит к препод. Александру и просит благословения отправиться в Киев на поклонение св. угодникам Печерским. Преп. Александр весьма опечалился, услышав об этом, - с одной стороны потому, что у них в обители и братии было немного, а с другой и потому, что ему жаль было расстаться с таким доблественным мужем. Со слезами на глазах стал он упрашивать преп. Никифора остаться с ним в обители, пока Бог благословит и не укажет другого пути. Но так как Никифор оставался непреклонным, то преп. Александр посоветовал ему , прежде чем идти в Киев, отправиться в пределы Белого озера, в обитель Воскресения Христова, к преп. Кириллу игумену Новоезерскому и испросить у него благословения и молитв, а также и побеседовать с ним и поучиться от него монашеской жизни и монастырскому уставу. Оба эти игумена давно желали видеть и приветствовать друг друга о Господе; но, любя безмолвие и ревностно заботясь об устроении своих монастырей, они никак не могли найти удобного к тому случая. Отсылая преп. Никифора на Белое озеро, преп. Александр надеялся, хотя заочно, приветствовать преп. Кирилла. Никифор согласился с радостью, желая услужить своему игумену. Благословляя Никифора и вручая ему послание к Кириллу, преподобный старец Александр просил его по совершении путешествия опять возвратиться в обитель. - «Когда же ты подойдешь к обители Воскресения Христова, к Нову озеру», добавил при этом старец, «то не ищи лодки для переезда чрез озеро в обитель, но обожди некоторое время там, на другом берегу, в безлюдном месте, и, по милости Божией, увидишь исполнение просимого нами тебе от Бога и будешь перевезен». Приняв благословение, преп. Никифор отправился в путь.
Дорогой преп. Никифор стал размышлять в себе: что бы это значило, что старец не велел перевозиться в лодке, но ожидать милости Божией? И решил, что, вероятно, по молитвам преподобных, Бог хочет проявить ему какую-либо особую милость свою. В течение нескольких дней преподобный, при помощи Божией, прошел весь путь - расстоянием верст в 300 с лишним и прибыл к западной стороне Нового озера, противоположной от обители Воскресения Христова, в село, называемое Кобылиной Горой, которое находилось против обители в двух верстах от нее. Но помня слова игумена, преподобный не вошел в лодку, чтобы переправиться в обитель, а удалился к северной стороне озера, берег которой был пустынный, болотистый и покрытый лесом. Наступил вечер. Преподобный возлег на камень отдохнуть и, в надежде на милость Божию, тихо заснул.
Между тем в обители преподобный Кирилл в это время совершал с братией своей келейное правило после вечерни. И вот смотрением Божиим ему открывается, что к озеру прибыл преп. Никифор и почивает. Возрадовался преподобный и начал ускоренно читать обычное правило и акафист, желая отплыть поскорее за Никифором и принять от него благословение. Присутствовавшая же в это время в его келии братия стала недоумевать в себе: что бы это значило, что преподобный игумен их начал поспешать с правилом, чего прежде никогда не делал? И дивились сему, не понимая причины. Окончив правило, преп. Кирилл тотчас же благословил братию и отпустил каждого по келиям: а сам тайно вышел из монастыря, поспешно сел в небольшую лодочку и отправился через озеро к тому пустынному месту, где на камне почивал преп. Никифор.
Благополучно достигши противоположного берега, преп. Кирилл вышел из лодки и, сотворивши молитву, разбудил спавшего Никифора. Проснувшись и видя пред собой незнакомого человека и лодку, Никифор поклонился ему и сказал: «благослови меня Св. отец и прости, что я уклонился от своего пути и уснул здесь». Но преподобный Кирилл предупредил его и в свою очередь поклонился ему до земли со словами: «напротив, ты меня благослови, потому что ты послан честным отцом и служителем Пресвятой Троицы, игуменом и духовным моим братом Александром, чтобы осмотреть святую обитель нашу и меня грешного посетить». Из этого препод. Никифор заключил, что пред ним находится сам игумен Кирилл. Тогда возрадовались оба преподобные весьма и целовали друг друга о Христе. В это самое время дивный свет воссиял над ними и на подобие столпа солнечного поднялся до небес. Некоторые из монастырской братии, которые следили тайно за необычным отъездом своего игумена, также видели этот чудный свет; и в память этого события на том месте впоследствии была устроена часовня (теперь там стоит каменная часовня, построенная возобновителем монастыря архимандритом Феофаном).
Вошедши в лодку и переехав озеро, оба преподобные вошли прежде всего в церковь Воскресения Христова и Пресвятой Богородицы Одигитрии и, помолившись здесь, отправились затем в келлию. Тогда преподобный Никифор передал Кириллу послание преп. Александра Свирского. Прочитавши оное, преподобный Кирилл сказал: «хотя мы имеем большое желание видеть друг друга телесно, но, по Божьему изволению, в нынешнем веке сего получить не сподобимся, а увидим друг друга, когда от тела разлучимся. Тем не менее и твои труды, честный отче, не будут забыты пред Богом, и все, чего просишь от Бога, будет тебе дано».
Преподобный Никифор пробыл в обители восемь дней, каждый день беседуя с преподобным Кириллом и наслаждаясь его словами. Наконец, преподобный Кирилл, много рассказавши ему о дивных делах Божиих и поучив его, вручил ему ответное послание к преп. Александру и отпустил с миром.
Возвратившись к своему игумену, преподобному Александру, преподобный Никифор передал ему все, что видел и слышал; и снова остался в обители.
Прошло довольно времени. Преподобный Никифор снова просит у препод. Александра благословения на путешествие в Киево-Печерский монастырь. Теперь старец уже не стал удерживать преподобного, помолился о нем, чтобы Бог наставил его в пути и благополучно возвратил, - и отпустил с миром. Преподобный Никифор отправился в путь поспешно, заходил дорогой и в другие святые места, наконец, прибыл в Киев в Печерскую обитель. Здесь он, благоговейно лобызав чудотворный образ Пресвятой Богородицы и нетленные мощи св. Угодников Печерских, со слезами просил Бога и Его Пречистую Матерь и всех Св. Угодников Печерских наставить его и указать место, где бы ему основать обитель и построить церковь. Помолившись таким образом, он возвратился обратно на родину.
Обходя и осматривая различные места на родине, преподобный Никифор остановился наконец мыслию на одном уголке, расположенном на берегу Важ-озера, вблизи того места, где подвизался преподобный Геннадий. Местность эта была покрыта лесом и достаточно обширна. Здесь-то, при помощи Божией, преподобный Никифор постепенно устроил общежительный монастырь и при нем церковь во имя Преображения Господня (около 1530 года). В течение своего игуменства ему удалось построить 10 келлий для братии, совершенно очистить от леса и осушить от болот ту местность, и наконец испросить царскую грамоту на владение пашенной землей вокруг монастыря «на все четыре стороны по версте, опричь мхов и болот и глыб» (Грамота на имя игумена Никифора 7065 (1557) года 9-го марта).
Поставив таким образом свою обитель твердо на ноги и устроив ее, преп. Никифор, окруженный братией, тихо скончался (9 февраля после 1557 г.3), управлявши монастырем около 30 лет.
Мощи преподобных Геннадия и Никифора нетленно почивают в гробнице, над которой издавна выстроена была часовня. Почтение к памяти и останкам преподобных было велико у всех окрестных жителей. В начале 17 века, во время смутного времени на Руси, бродившие везде поляки разграбили и опустошили и эту обитель. Иноки были изгнаны, а имущество, записи и книги, хранившиеся в ней, были или уничтожены или захвачены (тогда исчезли и подробные жития свв. Геннадия и Никифора). Но затем, по миновании опасности от поляков, при помощи Божией и заступлении свв. угодников, обитель снова была восставлена и приписана к Сяндемской пустыни (1723 г.). В 1764 г. пустынь была закрыта, а церковь ее обращена в приходскую и приписана к Коткозерскому приходу. В 1800 году пустынь была вновь населена но приписана к Свирскому монастырю. В 1846-м году она получила самостоятельное существование, но до сих пор числится за штатом. В 1854 году получено было разрешение для пустыни построить новый храм - каменный, каковой спустя два года и был воздвигнут, усердием и трудами строителя сей пустыни иеромонаха Даниила, на месте прежней деревянной часовни, над мощами преп. Никифора и Геннадия. 8-го августа 1858 года храм этот, по благословению Святейшего Синода и архиепископа Олонецкого Аркадия, был освящен во имя Всех Святых.
Однако в таком виде обитель просуществовала лишь до 1885 года; в этом же году страшный пожар истребил все строения пустыни, кроме одной риги, в которой временно пришлось поместиться всей братии. Церковь Всех Святых также обгорела и внутри и снаружи. Но усердием настоятеля и братии спустя год церковь была восстановлена и 6 февраля 1886 года была освящена вновь. В 1894 году церковь эта, трудами братии, изукрашена живописью в таком виде: в куполе изображен Господь Саваоф с окружающими Ангелами, в парусах свода - 4 Евангелиста с хартиями в руках; на северной стороне храма - 9 угодников Важеозерских, на южной - Св. Троица, на западной - Рождество Христово, на западной же стене, на хорах - явление воскресшего Господа Марии Магдалине. - Кроме этого главного храма в 1892 году окончательно достроена в пустыни и освящена деревянная церковь в честь Преображения Господня. В настоящее время заканчиваются постройкой и все другие здания (напр., помещения для братии, службы и прочее), воздвигнутые в пустыни на месте истребленных пожаром 1885 года. Но с другой стороны 10 мая 1896 года было положено настоятелем с братией основание для каменной ограды вокруг пустыни, каковая ограда и будет воздвигаться по мере поступления доброхотных подаяний от православных христиан.
По внутреннему устройству своему, Задненикифоровская пустынь - общежитие. Число братии в пустыни, во главе с настоятелем ее иеромонахом о. Никифором, в настоящее время составляют: 3 иеромонаха, 1 иеродиакон, манотейных монахов 4, рясофорных 2 и богорадников около 15 человек.
В последние годы, благодаря усердию и трудам иеромонаха о. Геннадия, для Задненикифоровской пустыни выстроено в Петербурге подворье. Находится оно за Невской заставой в селе Михаила Архангела по Московской улице д. №3. Кроме заведующего подворьем настоятеля - упомянутого о. Геннадия, - при подворье числится 3 иеромонаха, 2 иеродиакона, 4 рясофорных послушника и богорадников до 15 человек.
Как сама пустынь, так и подворье ее в Петербурге в настоящее время достигли безбедного существования, и этим они обязаны главным образом особенной ревности настоятеля подворья, о. Геннадия.
 

Примечания

1 Что и исполнилось лет 15 спустя. См. об этом ниже.
2 А память его празднуется вместе с преп. Тихоном 9-го февраля.
3 Архимандрит Сергий (Полный Месяцеслов Востока, т. П.), преосвящ. Филарет Черниговский (Жития Святых) и другие указывают год смерти преп. Никифора 1550-й. Но эту дату нельзя признать годом смерти святого. Царская грамота, выданная на имя «игумена Никифора с братиею», помечена 7065 (1557-м годом). Если же в этом году преп. Никифор был еще жив, то значит он не мог умереть в 1550-м году.
 
Печатается по: Житие преподобных отец Геннадия и Никифора Важеозерских чудотворцев (В связи с историей Задненикифоровской пустыни в Олонецкой губернии). - Одесса, 1896.

Информация

Новости